Взаимоотношения родителей и детей. Особенности определения феномена «отчуждения от родителей» во время судебно-психологической экспертизы

 

В данной статье я попытаюсь объяснить то, как можно более эффективно провести судебно-психологическую экспертизу по таким делам, как определение места жительства ребенка, права на его воспитание и другое. Этому будет способствовать понимание феномена «отчуждения от родителей», который был открыт Р. А.Гарднером.

 

Современные реалии в ведении гражданских и уголовных дел

Сегодня в нашей стране судебно-психологические экспертизы назначаются достаточно часто во время ведения гражданских и уголовных дел. Но если дело касается споров о праве на воспитание ребенка, о том, где будет определено место его жительства, то здесь решения о проведении экспертизы редко когда можно дождаться. Но если такое и произошло, то в реальности подобные процедуры проводят редко.

Ситуация складывается таким образом не просто из-за нежелания представителей фемиды, правоохранительных органов, управлений по делам детей добавлять себе лишней работы. Мешают проведению судебно-психологических экспертиз зачастую родители, один из которых может воспротивиться подобным процедурам. Запрет экспертизы может быть протрактован обычными чувствами страха, злости и мести. Например, в одном случае, таким образом, родители просто продолжают выяснять отношения. И пытаются отыграться друг на друге. Могут родители бояться и того, что будет разоблачена истинная причина их ссоры. Либо же будет продемонстрировано то, что один родитель настраивает  ребенка против бывшего супруга. Именно эти, выше озвученные причины способствуют тому, что судьбоносные решения о том, где будет жить ребенок, с кем, как часто он будет видеться с отдельно живущим родителем, принимаются без проведения судебно-психологической экспертизы и, естественно, без привлечения компетентного психолога.

Такая постановка дел, по мнению Сахнова Т. В., является самой настоящей ошибкой, потому что для принятия правильного решения все факты и обстоятельства не выяснены. А в основе решения, которое принимает суд, лежит просто субъективное мнение заинтересованных лиц. И при этом главный недостаток в том, что  – полное отсутствие каких-либо других доказательств по делу. Не может заменить психологическую оценку и заключением органов опеки и попечительства, так как первое – это очень сложный процесс, который требует проведения целого ряда исследований.

 

Основной принцип проведения судебно-психологической экспертизы

Принцип проведения психологического обследования заключается в том, что в нем задействованы и мать, и отец, и ребенок. Ключевой персоной в этой работе является, конечно же, малыш. Главная цель, которую ставят перед собой во время исследования, - это определение того, как:

- воспитывают ребенка,

- какие особенности есть в его развитии,

- как относится сын-дочка к родителям,

- какими личностными качествами он обладает,

- взаимоотношения между мамой и папой,

- какими личностными качествами они обладают,

- как с родителями взаимодействует ребенок, воспринимает те или иные их поступки.

Во время проведения судебно-психологической экспертизы важным этапом является и реконструкция семейных конфликтов, возможно, одного ключевого, либо нескольких.

 

Именно эти этапы и процессы помогут независимому эксперту-психологу определить, есть ли факты проявления насилия в семье по отношению к ребенку. При этом специалист обязательно будет учитывать тот факт, что насилие – это не исключительно рукоприкладство, избиение ребенка. Не менее травматичным для детей и опасным является психологическое насилие. А его можно определить исключительно с помощью  проведения судебно-психологической экспертизы.

В итоге, с помощью таких исследований для дальнейшего определения места жительства ребенка, меры участия в его воспитании отдельно живущего родителя, будут приняты действительно правильные решения. Ведь квалифицированный специалист, который проводит экспертизу, будет беспристрастным и сделает правильные выводы, а вниманию судьи будут предоставлена информация о происходящем в полном объеме.

 

«Синдром отчуждения от родителей». Что, когда и почему?

Впервые о «синдроме отчуждения от родителей» в 1985 году рассказал Р. А. Гарднер, на языке оригинала это звучит, как Parental Alienation Syndrome. Это «психическое нарушение», по его словам, возникает у ребенка во время развода родителей, когда необходимо решить вопрос с выбором дальнейшего места проживания ребенка. «Отчуждение» от одного из родителей происходит в следствии того, что другой умышленно очерняет бывшего супруга в глазах ребенка. Происходит, так называемое «программирование сознания» на формирование негативного образа. И таким образом один из родителей превращается в «мишень», от которой отчуждают ребенка.

Обычно феномен «отчуждения от родителей» проявляется в тех случаях, где в реальной жизни нет никаких проявлений жестокого отношения со стороны отца или матери, против кого ведется кампания.

Р.А. Гарднер утверждает, что существует две группы факторов, которые влияют на появление и проявление феномена.

1 группа. Здесь ключевую роль играют ревность или ненависть, которую испытывает один из родителей. Выражаются такие чувства в том, что один из супругов плохо высказывается об отчуждаемом родителе.

2 группа. В данной ситуации речь идет о том, что ребенок сам является активным участником в формировании негативного образа одного из родителей. В основе такого поведения лежит то, что он психологически зависим от того взрослого, который в данный момент заботится о нем.  

В результате исследования феномена «отчуждения от родителей», было определено, что он может проявляться в трех формах

Легкая

Для этого варианта развития событий характерна ситуация, когда один из родителей непроизвольно, неосознанно отчуждает другого от ребенка. Самые банальные просьбы, например, такие как: «Вдруг что-то тебе не понравиться, звони мне, я сразу же тебя оттуда заберу». У ребенка на подсознательном уровне формируется мнение, что с мамой ли папой ему может быть плохо, а самым настоящим спасителем станет второй из родителей.

Средняя

Эта форма проявляется в более активных действиях одного из бывших супругов. Обычно он настолько подвержен эмоциям и чувствам, что начинает свою месть, обиду горечь перекладывать на отношения чада с бывшим мужем или женой.

В таких ситуациях чаще всего стоит говорить о чрезмерной привязанности родителя, который инициировал отчуждение, к своему чаду. Он не представляет себя без ребенка и может просто «задушить» его своей любовью, согласно определению Д. Боулби.А «душить» есть что:

- развитие отдельности;

- попытки стать и быть самостоятельным.

А расставание со своим чадом, которое отправилось на встречу с другим родителем, вызывает у инициатора отчуждения порождает такие чувства, как злость и грусть, одиночество и ощущения брошенности, какого-то отчаяния. Именно поэтому начинается процесс отчуждения. Также привязанность ребенка к маме или папе используется в качестве мести бывшему супругу и для эффективного преодоления фрустрации.

Разлука с ребенком, а вернее страх того, что объект привязанности может вскоре исчезнуть, могут вызвать очень активную реакцию. Речь идет о сепарационной интенсивной тревоге, которая приобретает форму либо страха преследования, либо депрессивного состояния. Первый вариант обычно сопровождается боязнью родителя-инициатора возможных, часто нафантазированных атак со стороны своего бывшего супруга. Также в качестве главного чувства, которое возникает у родителя во время хоть и краткосрочного расставания с ребенком, исследователи определили страх.  То есть средняя форма ОР сопровождается боязнью переживать снова и снова тяжелое чувство потери «хорошего» объекта, дорогого человека. Именно поэтому ребенка стараются всеми силами и с применением всех возможных способов удержать возле себя, контролировать практически все происходящее в его жизни.

Конечно, нельзя говорить, что симбиоз отношений с одним из родителей повлечет за собой крайне негативные последствия. Так, например, подобное единение матери и ребенка в период раннего его развития – вполне нормальное и закономерное явление. И правильной моделью взаимоотношений в дальнейшем будет то, что мать будет способствовать отделению своего чада. Она должна всячески содействовать тому, чтобы ребенок  стал полноценной независимой личностью.

Если же симбиотические отношения затянулись, то впору говорить о нарушении привязанности. А это будет плохо сказываться на нормальном процессе отделения и индивидуализации ребенка. Примером такого негативного взаимодействия является сценарии, когда сын-дочка долгое время спит с мамой, его кормят из ложечки, да и все происходящее в жизни ребенка – под жестким и строгим контролем.

Подобные взаимоотношения могут очень сильно усугубить положение родителя, который живет отдельно. А проявляться это будет в том, что родитель-инициатор будет по собственному усмотрению планировать встречи ребенка с бывшим супругом, будет выбирать круг общения среди родственников бывшего супруга (супруги). Но это в лучшем случае. Вполне возможен сценарий развития событий, когда время, отведенное для встречи с приходящим родителем, будет занято посещением какого-то кружка. Эта ситуация очень часто просто усугубляется, так как вместо налаживания отношений и взаимопонимания, родитель, который инициировал отчуждение, будет все время не доверять и ненавидеть своего бывшего партнера, все время его будет переполнять чувство страха за ребенка. И при этом он категорически будет отрицать, что в сложившейся ситуации – его полная вина. Вместо этого родитель-инициатор будет обзаводиться группой поддержки.

Дети в подобных ситуациях будут вести себя очень прагматично и с оглядкой на возможную негативную реакцию родителя. Он, например, после встреч с отчуждаемы родителем инициатору будет рассказывать исключительно плохое, чтобы было во время встречи, всегда будет защищать его интересы. 

Тяжелая

Эта форму отчуждения можно назвать просто фанатичным проявлением негативных чувств и эмоций по отношению к бывшему супругу. А проявляется это в том, что инициатор отчуждения:

- будет уничтожать связь между другим родителем и ребенком;

- чадо будет подвержено тотальному контролю.

Чтобы добиться желаемой цели, в ход буду идти самые разнообразные методы, вплоть до обвинения в насилии, как физическом, так и сексуальном. А «защищать» своего ребенка инициатор отчуждения будет не только перед родными и близкими. Акции по очернению репутации бывшего супруга будут проводиться в самых разнообразных инстанциях: ситуации будут озвучены неправдивые.

Если проявляется тяжелая форма отчуждения, то в этом случае уже следует обращать внимание на психическое здоровье одного из родителей. У него может доминировать примитивная психологическая защита, например, проективная идентификация. Не исключают и проявление психотического расстройства. В этом случае просто необходима квалифицированная помощь.

 

Также по данным Р.А. Гарднера, есть ряд признаков феномена отчуждения родителей, которые очень красноречиво засвидетельствуют этот процесс:

1. Ребенок очень плохо говорит о родителе, обесценивает его, может ругаться в его адрес, не слушает его просьб.

2. Своему гневу, неподобающему поведению сын или дочь будет давать совершенно абсурдные объяснения, несерьезные. А все, что сказали мама или папа, ребенок будет трактовать исключительно с негативной точки зрения.

3. Свое такое поведение ребенок будет оценивать, как единственно правильное. А чувства, которые овладевают им в тот момент, можно назвать «слепой ненавистью». 

4. Точно также со стопроцентной уверенностью ребенок будет утверждать, что негативное отношение к одному из родителей он сформировал исключительно самостоятельно, без чьего-либо влияния.

5. Ребенок рьяно защищает того из родителей, который организовал кампанию по отчуждению от другого.

6. Ни чувство вины, ни чувство неловкости не будут мучить ребенка за такое поведение с одним из родителей, которого отвергает. 

7. Без какого-либо умысла ребенок будет говорить словами того родителя, которого считает любимым. Он будет рассказывать о различных ситуациях, в которых не участвовал.

8. Отчуждать от себя ребенок будет не только маму или папу, но и абсолютно все, что связано с этим родителем. Это могут быть как родственники, так и домашние питомцы.

 

Все эти классификации по группам и формам объединяет то, что феномен «отчуждения от родителей» может привести к исключительно негативным последствиям, если ему не противостоять и не препятствовать. В результате:

- ребенку будет сложно выстраивать нормальные взаимоотношения с окружающим миром;

- ему будет нелегко выдерживать фрустрацию, так в дальнейшем он будет брать пример исключительно из неадаптированного родителя, который умело манипулирует своим ребенком;

- такие дети могут навсегда потерять связь с «плохим» родителем, а чтобы возобновить ее необходимо будет обращаться за помощью к психологу(9);

- ребенок, у которого наблюдается «феномен отчуждения», подвергается психологическому насилию. Родители должны помнить, что это может сформировать психическую патологию у  сына-дочки.

 

Конечно, наши соотечественники и специалисты постсоветского пространства мало исследовали данный феномен. Больше им занимались англоязычные профессионалы. Но эту практику необходимо перенимать и нам, так как глубинно-психологический подход  позволит лучше проанализировать то, как взаимодействуют родители межу собой, с ребенком. Изучение феномена «отчуждения от родителя» позволит эффективно решать вопросы права на воспитание детей, определения их места жительства и того, как будет участвовать в воспитании чада отдельно живущий родитель.  

Конечно, сегодня некоторый понятийный аппарат, предложенный Р. А. Гарднером, может быть неприемлем в современной отечественной экспертно-психологической практике, но от этого его исследования феномена не теряют своей ценности. Все в руках наших специалистов: они могут способствовать внедрению и распространению судебно-психологических экспертиз с применением особенностей феномена «отчуждения от родителей».

 

 

Оставить комментарий

Комментарии: 0